Немного из «КУКИСОВ»

Spread the love
о людях надо... Иногда меня учат. О чем надо писать, и вообще, как жить. Разговоры. А я никак. Обижаются - не хотите с нами разговаривать... Темы надоели. Все говорим, говорим... - о том, чего не знаем: о боге, свободе, о счастье и вечной жизни. Я не буду об этом говорить. /////////////////////////////////////////////////////////// чтоб не сдох... Два принципа, или правила для прозы есть. "Гласность" и "Бритва". Текст, который легко читается в голос, легко и глазами читается. Чтобы лился, без запинок и затычек, а сложности потом. Чтение вслух - последняя проверка. А "Бритва" - никакого избытка, нервных клеток мало. Осёл, всего меж двух стогов, и то от голода сдох. /////////////////////////////////////////////////////// жизнь страшна... Грубая кисть, разноцветная тушь. Бумажка грубая, шершавая. Две фигуры, и что-то между ними происходит. Размашистыми пятнами - напор женщины в нелепой шляпке. Беспомощность, растерянность мужика, прижатого к забору. Агрессия - и недоумение. Однажды видел похожую сцену, она закончилась чудом. Женщина, чем-то похожа... только без шляпки, трясла мужика, приговаривала - аванс, аванс... Он говорить не мог, не сопротивлялся, только мычал. Она его не обыскивала, просто трясла и трясла. И вдруг из него начали вываливаться деньги, сначала несколько бумажек, а потом мелочь посыпалась... Она бросила трясти мужика, подобрала деньги и ушла. Он постоял, потом сел на землю у забора, заплакал. Весной было. Там, где он сидел, новая трава пробивалась, зелень, режущая глаз. А я тогда другое вспомнил. Хотя природа чувства одна - ужас перед жизнью. Рождение жизни внушает почтение... - и ужас. Приходят без приглашения. Постоянно жрущие чмокающие младенцы. Вспоминается длинный розовый червяк, движение земли в нем от начала до конца, так он питается, задерживая в себе съедобное... Еще я как-то рассмотрел ростки, розовые, из старой сморщенной картофелины. Три головы слепого чудища. Уменьшенного, и все равно - страшны слепой силой прорастания через что угодно, хоть дерево, хоть камень... Ужас к жизни приходит сам... а уважение - по мере собственного роста, мучительно тяжелого. Оттого уважение ценней ужаса. Но все равно, пообещай жизнь удлинить за счет детства, юности - отказался бы. Такой ужас остался. ///////////////////////////////////////////// Не поэт, и не брюнет... Писатель, поэт - неудобные слова. Я, когда начинал, спросил одного хорошего поэта - "вы поэт?" Он смутился, пробормотал - "пишу иногда... бывает..." В общем, случалось с ним, иногда, порой... Столяру, если плохо сделал стул, можно сказать - "твой стул дерьмо!" А читателю, если показывает наглость и дурость, ничего не скажешь - личность оскорблять нельзя, стула сделанного нет, одни ругательные слова. Писатель профессия уникальная, если хороший. И даже если всех собрать, то больше чем столяров не наберешь. Писатель обижается, когда ему говорят неприличные слова. Но я думаю, зря. Чтобы на стуле сидеть, требуется иметь только известную часть тела. Она может немного различаться у разных читателей, но стул для многих сделан, на средний размер годится. А чтобы понять хорошую книгу, нужно более тонкие места иметь. Не у каждого находятся. А писатель, если человек интеллигентный, начинает недостатки в себе искать. Мучается... Зря! Писатель, поверь, если человек твою книгу купил или даже прочитал, это ничего не значит. Подожди лет десять, а там посмотрим - или читатель умрет, или ты... Или книга. /////////////////////////////////////// испугалась чума ... Говорят, у нас чумы нет, полностью побеждена. И народ веселый стал - жуть!.. Пляшет да поет. Но есть еще небольшая печаль-тоска. - Без царя-то проживем, - говорят, - а вот старшего брата - дайте нам, ну, дайте! - Брата дадим, - отвечают народу. - Вот тебе выбор, хочешь брата защитника или уж сразу - охранника? И в думах этих начинается нетрудовой воскресный день... Про чуму у меня картинка была смешная, стол прямо на улице, сидят дурачки и выпивают. И тих-хо кругом, ничто не страшит, не угрожает... Наверное, чума за углом стоит, сама их беспечностью устрашена.

Автор: DM

Дан Маркович родился 9 октября 1940 года в Таллине. По первой специальности — биохимик, энзимолог. С середины 70-х годов - художник, автор нескольких сот картин, множества рисунков. Около 20 персональных выставок живописи, графики и фотонатюрмортов. Активно работает в Интернете, создатель (в 1997 г.) литературно-художественного альманаха “Перископ” . Писать прозу начал в 80-е годы. Автор четырех сборников коротких рассказов, эссе, миниатюр (“Здравствуй, муха!”, 1991; “Мамзер”, 1994; “Махнуть хвостом!”, 2008; “Кукисы”, 2010), 11 повестей (“ЛЧК”, “Перебежчик”, “Ант”, “Паоло и Рем”, “Остров”, “Жасмин”, “Белый карлик”, “Предчувствие беды”, “Последний дом”, “Следы у моря”, “Немо”), романа “Vis vitalis”, автобиографического исследования “Монолог о пути”. Лауреат нескольких литературных конкурсов, номинант "Русского Букера 2007". Печатался в журналах "Новый мир", “Нева”, “Крещатик”, “Наша улица” и других. ...................................................................................... .......................................................................................................................................... Dan Markovich was born on the 9th of October 1940, in Tallinn. For many years his occupation was research in biochemistry, the enzyme studies. Since the middle of the 1970ies he turned to painting, and by now is the author of several hundreds of paintings, and a great number of drawings. He had about 20 solo exhibitions, displaying his paintings, drawings, and photo still-lifes. He is an active web-user, and in 1997 started his “Literature and Arts Almanac Periscope”. In the 1980ies he began to write. He has four books of short stories, essays and miniature sketches (“Hello, Fly!” 1991; “Mamzer” 1994; “By the Sweep of the Tail!” 2008; “The Cookies Book” 2010), he wrote eleven short novels (“LBC”, “The Turncoat”, “Ant”, “Paolo and Rem”, “White Dwarf”, “The Island”, “Jasmine”, “The Last Home”, “Footprints on the Seashore”, “Nemo”), one novel “Vis Vitalis”, and an autobiographical study “The Monologue”. He won several literary awards. Some of his works were published by literary magazines “Novy Mir”, “Neva”, “Kreshchatyk”, “Our Street”, and others.