УТРЕННЕЕ АССОРТИ 250114

Spread the love

Часто вспоминаю десятый дом, про который в повести «Перебежчик». Там у меня была мастерская, однокомнатная квартира на втором этаже, и туда ходили все коты и кошки. И постоянно всегда-кто-то жил, или приходил на зиму погреться на батарее, а потом уходил, приходил другой. Ели из больших тарелок, надо будет эти фотки найти… до десяти зверей сразу, а одну зиму приходили до 13 лиц. Когда я готовил основы, обычно оргалит и картон, а также картофельные мешки, это было обычно с сентября до декабря, не меньше 30-40 основ, мешковину сначала мыл мылом, отмывал от земли, потом проклеивал, потом грунтовал… Картон хороший искал, ценил импортные упаковки приборов, прессованный картон, да и оргалита тогда валялось много… На это у меня уходили месяцы. Готовые основы были тогда не так уж дОроги, но денег не было вообще, и к тому же я готовые презирал, потому что химик, и всю эту кухню знал досконально, любил, и лучше, конечно, делал, тонкости знал. Но долго, только к декабрю начинал писать. Мне нужно было иметь сразу несколько десятков основ, я писал быстро, и предпочитал тут же делать варианты, а не переделывать. Иногда набрасывал рисунок углем, но чаще начинал простой охрой. Котов в кухню выгонял есть и спать, а в комнате гвоздиками прибивал к полу картоны, всю комнату занимали. Чтобы не коробились. С холстами было сложней, но это не интересно.
Хорошее было время. Расставаться с этой квартирой было тяжело, но деваться некуда, из Института ушел, в 2 000 году вышел на пенсию, а поскольку образование и аспирантуру (всего 9 лет вместе) мне не засчитали, то стаж получился минимальный. Но я никогда не обижался, не ругался, не протестовал, — презирал, и просто преодолевал, так привык с детства. И все эти разговорчики о свободе и достоинстве, которые сейчас, мне непонятны — хочешь быть свободным — будь им, а достоинство собственное кто может подавить?! — недостаток денег, подлая власть? смех один! Меня всю жизнь даже в Венгрию не пускали, хотя было много общих работ в международных журналах, я, конечно плевался, но просто презирал, шел в лабораторию и обо всем забывал. Нельзя свое достоинство ставить в зависимость от подонков, от мерзавцев, даже если тебя загоняют в угол — отвернись и делай свое дело, я считаю. Если одно не дают, найди другое, тоже творческое. Для них самое раздражающее всегда, когда их в грош не ставят, не разговаривают с ними, а если отвечаешь — радуются.
…………………………………

Окно на лестнице, один из путей ко мне. Опытные умели карабкаться на второй этаж по вишне за окном, прямо на балкон.
……………………….

Чем грязней стекло, тем интересней окно, и разнообразней свет…
………………………….

Стол был, он теперь здесь со мной. Слева раскладушка, справа кресло… Эх, было время…
……………………………

Яблоки благополучно гнили, цветы засыхали, мои главные натурщики
……………………………….

Осенью коты грязными мокрыми лапами скользят по стеклу, этот рисунок, если всмотреться, очень интересен
………………………………

Он еще не знает, как по дереву приходить сразу на балкон, и ко мне. Потом научился.
………………………………….

Мне приносили разные бутылки, и сам часто находил.
……………………………..

Балконная дверь хилая, приходилось утеплять, в ход шли газеты, сам не читал и не покупал, а в коридорах полно было.
………………………………..

мой верный друг, и сейчас он со мной, теперь его Вася зовут, в память о великом коте, которого знал.
……………………………

Вид из комнаты на балкон, газетки эти литературные торчат в двери…
…………………………………

Голубую тумбочку мне оставил приятель Яша, он уехал, много лет жил в Димоне, недавно умер. Читал Бердяева о свободе постоянно. «Как вы там, в богом забытой России?» Это он. А я ему — » А как ты там в пустыне, по-прежнему читаешь о свободе?» А в кастрюле варил для котов рыбу.
……………………………………

Кусок девятого дома, дружественный нам, будет время, может о нем тоже напишу еще. Хотя там уже никого из старшего поколения, последние были Мотькины котята, которые за домом жили в овраге, их кормил. Лет пять с тех пор прошло… Не спрашивайте о них, это долгая история, и нелегкая…
……………………………..

Вася ждет меня, общается с фигурами женщины, кота, пса… Здесь всегда были живые существа.

Автор: DM

Дан Маркович родился 9 октября 1940 года в Таллине. По первой специальности — биохимик, энзимолог. С середины 70-х годов - художник, автор нескольких сот картин, множества рисунков. Около 20 персональных выставок живописи, графики и фотонатюрмортов. Активно работает в Интернете, создатель (в 1997 г.) литературно-художественного альманаха “Перископ” . Писать прозу начал в 80-е годы. Автор четырех сборников коротких рассказов, эссе, миниатюр (“Здравствуй, муха!”, 1991; “Мамзер”, 1994; “Махнуть хвостом!”, 2008; “Кукисы”, 2010), 11 повестей (“ЛЧК”, “Перебежчик”, “Ант”, “Паоло и Рем”, “Остров”, “Жасмин”, “Белый карлик”, “Предчувствие беды”, “Последний дом”, “Следы у моря”, “Немо”), романа “Vis vitalis”, автобиографического исследования “Монолог о пути”. Лауреат нескольких литературных конкурсов, номинант "Русского Букера 2007". Печатался в журналах "Новый мир", “Нева”, “Крещатик”, “Наша улица” и других. ...................................................................................... .......................................................................................................................................... Dan Markovich was born on the 9th of October 1940, in Tallinn. For many years his occupation was research in biochemistry, the enzyme studies. Since the middle of the 1970ies he turned to painting, and by now is the author of several hundreds of paintings, and a great number of drawings. He had about 20 solo exhibitions, displaying his paintings, drawings, and photo still-lifes. He is an active web-user, and in 1997 started his “Literature and Arts Almanac Periscope”. In the 1980ies he began to write. He has four books of short stories, essays and miniature sketches (“Hello, Fly!” 1991; “Mamzer” 1994; “By the Sweep of the Tail!” 2008; “The Cookies Book” 2010), he wrote eleven short novels (“LBC”, “The Turncoat”, “Ant”, “Paolo and Rem”, “White Dwarf”, “The Island”, “Jasmine”, “The Last Home”, “Footprints on the Seashore”, “Nemo”), one novel “Vis Vitalis”, and an autobiographical study “The Monologue”. He won several literary awards. Some of his works were published by literary magazines “Novy Mir”, “Neva”, “Kreshchatyk”, “Our Street”, and others.