временная запись, ответ запоздалый

Spread the love

Скрип 3 (2001г)
Ну, Айвар… Вы меня озадачили. Что я хотел сказать Антом? Вы бы еще спросили про «идейное содержание»… Я в таких случаях молчу или отвечаю — «а, ничаво не хотел…» И это правда — действительно, не знал, чего хотел. Были какие-то чувства, возникали картины… с картины в подвале, в конце, все и началось. А что получилось, не знаю. Если о мыслях — они все там давно затисканные, мысли-то, нового ни-че-го… и не в них дело вовсе. Если бы в них, то книге тут же конец. Я обычно не говорю о своих вещах, но недавно впервые перечитал Анта целиком, и понял — книга стала мне почти чужой, и я могу как-то Вам ответить. Ну, не совсем по Анту, это я избегаю.
Ноги, не ноги, какая разница… Человек борется со своим несчастьем, со случаем, с судьбой… с богом, в которого не верит. И оказывается, может много, даже купаясь ежедневно в боли. И не только жизнью, но и смертью кое-что может сказать. Помните фильм, война, двое в плену, один не желает за идею умирать, или просто выжить старается, а другой не хочет, чтобы его согнули, даже сильней жизни не хочет! (женщина-режиссер, Лариса… забыл). Так вот, конец: предатель в сортире искупался, а герой чуть ли не Христос… Очень симпатично, но я не верю в справедливость и «высший суд». Мне видится другой исход: справедливый, честный, гордый молча купается в выгребной яме, а предатель торжествует, он выиграл главное — жив! а жизни нет альтернативы! и что ему потом, потом… (А, это Шепитько!)
Жизнь бы вымерла, если б человечество состояло из одних гордых и непреклонных… и превратилась бы в свинарник, если б их не было. Многое от времени: то больше, то меньше потребность в тех, кто не подчиняется, живет по-своему вопреки всему; бывает, они не воспринимаются без глумления, смеха. (Но это ничего для них не меняет, так уж устроены.)
Разочарование, неприятие и горечь, может, злоба — сильные чувства сейчас. ( Я не об Америке, конечно, там успешно культивируется другой тип человека: две неглубокие извилины, в одной бизнес — баксы, в другой зачатки всего остального, беспроблемные простенькие ходы, см. например, интервью с Яной Левиной в Лебеде). У нас еще многие по-старому устроены, и чувствуют: из одной выгребной ямы попадаем в другую. Она безопасней, комфортней, красивей оборудована, ее лозунг висит на Ленинском пр. — «если ты такой умный, то где же твои деньги?»
Стремление приспособиться, выжить, «историческая необходимость»?.. — все это понятно. И, наверное, человечество не может жить по-другому, ну, нет у него лучшего принципа существования, чтоб не пререкался с внутренним устройством и как-то все организовывал. Если б не было в человеке заложено больше, то и ладно, на нет и суда нет. Но ведь заложено, и потому все равно ощущение нового нужника не покидает. Хотя многие уже млеют от разноцветной сантехники, но это обсуждать скучно. Одновременно видим: интеллигенция, которая если надо — на площадь, или хотя бы «фигу вам!», пусть в кармане… Сильно поредела. Врассыпную, кто на воды, кто стыдливо личико прикрывая — «новые времена…, поближе бы к власти, к денежным мешкам… Тут же забыли простое почти житейское правило — «художник и власть (любая) несовместны. Делай свое и не лезь к ним в друзья, не поддакивай, не бери подачки».
«Но жить-то надо, жить-то надо…» — то вопёж, то шопот изо всех углов.
Не знаю, может, и не надо. Во всяком случае, такая возможность всегда есть. Вполне достойный выход, если другие уж слишком позорны. (Не дай бог, конечно, чтобы так прижали, затиснули в угол, как того пса в подвале, да? А ведь сплошь и рядом происходит. ) Вот и Ант.. И никакой тебе площади, общего внимания, восхищения, ненависти — только грязный подвал, только один и только сам.
А потом еще в дерьме искупают, будь здоров как…
НО!
Да, так где же это «но»??? Есть ли что сказать обозленному неверующему стоику с мозгами, запудренными баснями о справедливости, чести, гордости и т.д.??? Что же от нормального человека в ненормальной жизни остается, если он привыкать к ней не хочет, ну, никак не согласен???
Чаще, чем можно думать, остается. Потому что человек устроен странно: мгновения запоминаешь, а годы выпадают. (Об этом, наверное, есть в «Острове».) Почти не бывает так, чтобы никто ничего не услышал, не узнал. Пусть потом вокруг басни, сказки, выдумки, сплетни, легенды — все равно, форма значения не имеет.
В 58-ом я был на практике, санитаром на скорой, в Таллинне, и туда привезли одного парня, эстонского диссидента, ему милиция голову повредила. Рану зашили, и он до утра рассказывал мне то, что я через годы прочитал у Солженицына. Утром увезли, и что с ним стало, не знаю. Фамилию не запомнил, приятель называл его «белый негр», действительно, похож. Несколько часов, и он изменил меня, сдвинул с места.
Еще раньше, в четырнадцать, я разговаривал с одним стариком, ну, час, не больше. Это он со мной разговаривал, так точней. Он не выдал друзей, взял на себя всю вину и пятнадцать лет провел в лагерях ни за что. Вы спросите, что это за друзья такие… Но это другой вопрос, совсем другой. Все равно — не предал. И я запомнил. Зачем он мне это рассказал, дураку? Ему надо было. Правильно сделал. Даже фамилии не знаю, имени, на скамеечке сидели, я маму ждал…
От человека к человеку главное передается, и эту ниточку не прервать. Особенно это важно во времена, когда книги перестают читать, торжествует упрощение всего — мозгов, нравов, целей. Это благоденствие и беспроблемность — один из комфортнейших путей к вымиранию, к той «морлокизации», о которой говорил Ант. К счастью, это проходит, и быстро, слишком много в человеке заложено, его так легко не упростить.
Ну, вот, получилось совсем не в «ту степь»…
Наверное, все это зря сказано, и кто-то спросит, «И что?..»
Тогда я отвечу уже без стеснения — «А, ничаво…»
Скрипту конец, давно пора.

Автор: DM

Дан Маркович родился 9 октября 1940 года в Таллине. По первой специальности — биохимик, энзимолог. С середины 70-х годов - художник, автор нескольких сот картин, множества рисунков. Около 20 персональных выставок живописи, графики и фотонатюрмортов. Активно работает в Интернете, создатель (в 1997 г.) литературно-художественного альманаха “Перископ” . Писать прозу начал в 80-е годы. Автор четырех сборников коротких рассказов, эссе, миниатюр (“Здравствуй, муха!”, 1991; “Мамзер”, 1994; “Махнуть хвостом!”, 2008; “Кукисы”, 2010), 11 повестей (“ЛЧК”, “Перебежчик”, “Ант”, “Паоло и Рем”, “Остров”, “Жасмин”, “Белый карлик”, “Предчувствие беды”, “Последний дом”, “Следы у моря”, “Немо”), романа “Vis vitalis”, автобиографического исследования “Монолог о пути”. Лауреат нескольких литературных конкурсов, номинант "Русского Букера 2007". Печатался в журналах "Новый мир", “Нева”, “Крещатик”, “Наша улица” и других. ...................................................................................... .......................................................................................................................................... Dan Markovich was born on the 9th of October 1940, in Tallinn. For many years his occupation was research in biochemistry, the enzyme studies. Since the middle of the 1970ies he turned to painting, and by now is the author of several hundreds of paintings, and a great number of drawings. He had about 20 solo exhibitions, displaying his paintings, drawings, and photo still-lifes. He is an active web-user, and in 1997 started his “Literature and Arts Almanac Periscope”. In the 1980ies he began to write. He has four books of short stories, essays and miniature sketches (“Hello, Fly!” 1991; “Mamzer” 1994; “By the Sweep of the Tail!” 2008; “The Cookies Book” 2010), he wrote eleven short novels (“LBC”, “The Turncoat”, “Ant”, “Paolo and Rem”, “White Dwarf”, “The Island”, “Jasmine”, “The Last Home”, “Footprints on the Seashore”, “Nemo”), one novel “Vis Vitalis”, and an autobiographical study “The Monologue”. He won several literary awards. Some of his works were published by literary magazines “Novy Mir”, “Neva”, “Kreshchatyk”, “Our Street”, and others.