Spread the love

***
— Ты его видел?
— Убили его.
— Может, так лучше?..
— Не знаю.
— Знаешь, давай отстроим здесь немного, а потом махнем…
— Куда, зачем?..
Можно сказать, старик, а с фантазией не справляется.
— Не знаю… Куда-нибудь… Я с антиглобалистами пошел бы. Биться с толстозадыми. Мир не базар. Бабки, бабки… где же твои бабки?… Суки. Обрушить все их деньги, что останется?.. – толпа растерянных идиотов. Они всю землю уделают – жирные дебилы!..
— А кто против?
— Я против. И ты. Встанем на пути.
— Смех один, шавки против паровоза…
— Пусть. Таких как мы еще немало осталось. Остановить бешеную беготню. Прекратить жратву среди голода. Разбить империи, раздробить, смешать нации и религии…
Я засмеялся.
— Хохмач ты, фантазер… А что строить будешь?..
— Развалим, там видно станет.
Болтает ерунду почем зря. Но я понимаю, добрый человек, расшевелить меня хочет, развеселить…
Он прав в одном, мне кажется. В одном мы сходимся, остальное – треп.
Нас обоих от этого мира – тошнит!..
— Ладно, согласен. Когда едем, с утра?.. Жаль, чемоданы с долларами сгорели… А, может, сначала дом подремонтируем?..
Если насмешничать начали, значит выживем. Нечего себя жалеть. Ну, да, два пожилых отщепенца. Наше время ушло. Хреновое, в общем-то, время, но ведь наше. И было в нем немало хорошего.
— Квартиру продам. Доски купим. Как захотим здесь, так и сделаем.
Он зашевелился:
— Правильно! Стены метровые, камни двести лет стояли, ничего им не сделалось.
— А не подожжешь?
Он забеспокоился:
— Ты что… Я не поджигал. Ну, может, окурок… заснул, понимаешь…
— Да шучу я … В школу вернусь, все-таки дело.
Хватит пить, болтаться без дела, руки ломать да пальцы грызть. Ну, время перемен, и что, разве хуже не бывало?.. Разве Давиду не хуже, не трудней было? Опять вы, верный путь, неверный путь… И знать не хочу. Жить нужно, и есть чем жить, вот о чем он мне напомнил. Вообще-то я всегда помнил, но время как песком заметало. И вдруг вижу, при такой жизни, когда смерть рядом и все такое… он помнил, и ценил, так что же я…
Гриша всегда поддерживает:
— В школу — это здорово… А возьмут?
— Здесь учителей мало, возьмут. Буду учить тех, кто надеется. Что им, пропадать, что ли?..
Потом спрашиваю осторожно, зачем его огорчать:
— Ты листочков моих случайно не наблюдал?..
Все, что напишу, бросал под кровать. Скажи кому порядочному, не поверит. Но способ проверенный и надежный, ничто не пропадает, и думать не надо, пиши да бросай. Напишу, пронумерую и туда, еще напишу– и снова… А на пожар не рассчитывал, конечно.
Гриша долго молчал, потом говорит:
— Ну, ты даешь, Костя… скрепить как-то надо было… Чуть не угорел, пока собирал.
Ну, что скажешь… Горят, рукописи, горят… если люди их не спасут. Сначала подожгут, потом спасают, так у нас принято.
— Дописывать собираешься?..
— Читал?..
— Ну, немного… — Гриша зашевелился на своем неудобном месте.
— Всего-то заметки, черновик…
— Может и черновик, но лучше тебе не сделать. Теперь у тебя и конец налицо?..
— Пусть отлежится, там посмотрим.
Не хочу его огорчать, не получится повесть. Эта встреча с героем… она вышибла из меня все слова. Наверное, я не писатель, ничего серьезного написать не могу. Так, рассказики о том, о сём, это можно… но зачем их писать?.. Может, лет через двадцать вернусь к своей истории, а сейчас лучше помолчать.
Навалили на себя тряпок, старых мешков из-под картошки, Грише еще достался рваный матрац, совсем тепло. И спать, спать…
Засыпая, увидел перед собой лицо Давида. Он улыбался мне, как когда-то в лагере, веселый мальчишечка, треугольное веснушчатое лицо.
— Я не утону, — говорит, — а локтями нельзя, ребра поломаешь…

***
Проспал весь день, ночью проснулся. Тихо, сквозь дыры в крыше просвечивают звезды. И не мерцают они, а сияют. Впервые за годы чувствую спокойствие и тишину. В груди. Хотел сказать – в душе, да постыдился.
Гриша храпит на раскладушке. Я осторожно повернулся на бок, топчан заскрипел, в углу испуганно запищали мыши. И снова тишина.
Несколько капель ударило в крышу, дождь раздумывал, стоит ли падать с высоты. Подумал, и оставил затею.
Стены могучие… Очень мне понравились эти камни. Мы наш, мы новый мир построим… А потом, может, махну куда-нибудь в джунгли Борнео к диким людоедам-коммунистам, бороться за их первобытный рай. Или наподдам глобалистам…
Шуточки, конечно, нам и своих дел хватит.
Но в любой шутке кусочек истины, не сомневайтесь.

***
Слов много, а как дальше будет, не знаю. Только чувствую, что-то во мне кончилось.
Все-таки я сделал два-три правильных дела. Уехал из столицы. Встретился с давним знакомым. Встретился – не то слово. Лучше сказать, проводил. Он увидел напоследок знакомое лицо, вспомнил, что были у него светлые дни. И мне напомнил. Очень твердо он это мне внушил, словами так не скажешь. Сильней нельзя было сказать.
И еще, понял, что есть вещи, которые на слова так просто не переводятся, или силы нужны особые, или время…

***
Сказка из детства. Хотя, если приглядеться, в ней уже заложены семена печали и раздора. И все-таки, история нескольких дней безмятежности, островок зелени среди песков. Я видел такие, и как истощенные звери пьют воду, забыв вековые свары… Благодаря этим недолгим дням мы с Давидом победили. Все было за то, чтобы мы столкнулись, и не вышло у них.

***
Медленно светлеет… В тусклом квадратике осеннее поле, низкий горизонт. Свой простор. Он оставляет мне место, не выталкивает в пустоту и невесомость. Я чувствую здесь свой вес. Не растворился, не разошелся легким дымом по безразличному пространству. В детстве, помнишь, читал — про белого карлика, особую звезду, маленькую, но тяжелую, плотную… завидовал ее несокрушимости…
Особое чувство пришло – остановился, слушаю. От земли еще веет теплом. Кругом шорохи, мыши проснулись, готовятся к холодам. Вскрикивают птицы, предрассветный сон чуток…
Может, яблоню посадим… Их осенью, кажется, сажают?… Завтра узнаю … Будут у нас со временем свои яблоки. Как Давидка хотел.
И обязательно веранду деревянную построим, небольшую, близко к земле, чтобы лестница в траву спускалась…

Автор: DM

Дан Маркович родился 9 октября 1940 года в Таллине. По первой специальности — биохимик, энзимолог. С середины 70-х годов - художник, автор нескольких сот картин, множества рисунков. Около 20 персональных выставок живописи, графики и фотонатюрмортов. Активно работает в Интернете, создатель (в 1997 г.) литературно-художественного альманаха “Перископ” . Писать прозу начал в 80-е годы. Автор четырех сборников коротких рассказов, эссе, миниатюр (“Здравствуй, муха!”, 1991; “Мамзер”, 1994; “Махнуть хвостом!”, 2008; “Кукисы”, 2010), 11 повестей (“ЛЧК”, “Перебежчик”, “Ант”, “Паоло и Рем”, “Остров”, “Жасмин”, “Белый карлик”, “Предчувствие беды”, “Последний дом”, “Следы у моря”, “Немо”), романа “Vis vitalis”, автобиографического исследования “Монолог о пути”. Лауреат нескольких литературных конкурсов, номинант "Русского Букера 2007". Печатался в журналах "Новый мир", “Нева”, “Крещатик”, “Наша улица” и других. ...................................................................................... .......................................................................................................................................... Dan Markovich was born on the 9th of October 1940, in Tallinn. For many years his occupation was research in biochemistry, the enzyme studies. Since the middle of the 1970ies he turned to painting, and by now is the author of several hundreds of paintings, and a great number of drawings. He had about 20 solo exhibitions, displaying his paintings, drawings, and photo still-lifes. He is an active web-user, and in 1997 started his “Literature and Arts Almanac Periscope”. In the 1980ies he began to write. He has four books of short stories, essays and miniature sketches (“Hello, Fly!” 1991; “Mamzer” 1994; “By the Sweep of the Tail!” 2008; “The Cookies Book” 2010), he wrote eleven short novels (“LBC”, “The Turncoat”, “Ant”, “Paolo and Rem”, “White Dwarf”, “The Island”, “Jasmine”, “The Last Home”, “Footprints on the Seashore”, “Nemo”), one novel “Vis Vitalis”, and an autobiographical study “The Monologue”. He won several literary awards. Some of his works were published by literary magazines “Novy Mir”, “Neva”, “Kreshchatyk”, “Our Street”, and others.