временная запись

Из-за претензий общества к артисту (обобщение), а также иногда и обратных претензий. Первые результат тотального непонимания, в крайней форме известное "поэтом можешь ты не быть". Можешь, так не будь, а не можешь - идите к черту со своими требованиями. Непонимание природы творчества: зрителю\читателю, пусть в малой степени (умная ошибка), или в степени грубого приставания и требований, кажется, ЧТО пишется, рисуется ДЛЯ НЕГО, любимаго и уважаемого... Ну, нет, не для него, это идет внутренний процесс, такой вот акцентированный и преусиленный у некоторых индивидов, но ничем по сути не отличающийся от того, с чем каждый день встает (или спит) любой человек, который не выливает на окружающих с такой энергией и неуправляемостью свой процесс, он тише протекает и вполне удерживается в себе. Ну, иногда ночью, в постели словами вывернется, а утром неприятно вспоминать. А про обратные претензии совсем нечего говорить. Не жди, не бойся, не проси, кто это должен тебе платить за то, что ты сам собой живешь?

Зарисовки, черновые и рабочие

Привожу только те, которые для меня имели продолжение, а качество... неважно сейчас, если продолжение было. Художники не любят показывать такие штуки, чтобы подумали, что и гомункулус был гениальный. Мне это не грозит уже, до остервенения знаю, что могу и что не по силам мне. И делаю в основном то, что не по силам, во всяком случае, на этом пути интересней скончаться, смайл... Конечно, здесь двоеженство - с одной стороны невозможно думать, что ты чего-то не можешь, всегда найдется объяснение - не успеваю, жизнь коротка... С другой хорошо знаешь, что... Вранье. Чтобы сделать что-то хорошее, времени не нужно, а нужно другое. Ну, пусть, корить себя занятие бессмысленное, имеет смысл только - не повторять свою дурость слишком часто... .................................................. Иногда я лепил. Теперь уже про свою жизнь можно сказать - "иногда"... ИНогда - да, иногда нет... Сохранились - кот да собака (в валенках), и пару голов, набравшие пыль (пластилин!) нескольких квартир, со вмятинами от падений, но все-таки - живы, и мне жаль их уничтожать, пусть стоят... Головы всегда без ушей и всяких мелких прибамбасов. ............................... Явная зарисовка, ну, фото-зарисовка, если точней. Но уже не совсем фото, если честно. Но стенка настоящая, последствия пожара в кухне мне сильно помогали, и я всячески тормозил восстановительные работы, каюсь... Но вот чувство неудобства, от всего, всего... Этим и отличается эскиз, зарисовка - что-то нужное на будущее, и неясное чувство, что все не так! Раньше я в этом копался, а потом плюнул - надо это чувство снимать, убирать, примерно то же самое, что силой воли бороться с судорогой в икроножной мышце, не растирать, не растягивать, а каким-то внутренним усилием - расслаблять. Отдаленное сходство, глупое сравнение, но по усилиям что-то общее есть... Потом из этого формируются какие-то слова, например, про три точки, три карты, три пятна, про плоскости, и про то общее чувство покоя, о котором говорить вообще грех, слишком личное оно... .................................. Когда я читал повести "Остров", и особенно "последний дом", то ясно чувствовал, что шапка нужна! Для Острова была эта, там холодней и человек старше, а для "Дома" - летняя такая капелюха, он парень простой, крыша чуть съехала... Конечно, бред для отвода глаз, уж простите, на деле же - ищешь и находишь в себе... "Ищи в себе свищи" - единственный палиндром, который уважаю, а вообще это занятие вздорным мне кажется, и ничего общего с поэзией не имеет. Ну, умные люди, да, скажут вам что-то про свойства языка, или даже про генетический код, в котором следы палиндромом вроде бы находят. Забудьте, дело в мотиве, как в любом преступлении, а писание это своего рода преступление, мотив не тот, хоть умри, не тот... ............................. Безумно раздражает резкость, ясность, четкость, все это готов выплюнуть к словам. .................................. Гибель расы, тупик развития особо чувствую, рассматривая эти железки... ................................. Старик в Острове уже не один, их два. "Остров" и "Робин, сын Робина" Несмотря на сходство отдельных и многих главок и абзацев, совершенно разные образы, их смысл разный. В "острове" старик подавленный грехом молодости, и его потери дома и внутренние диалоги насчет окон, замков, дверей и прочее - они все как наказание и искупление, он не может найти свой дом. В Робине старик не хочет жить текущим днем (как я сам!) и уходит в свою прошлую жизнь, и это не наказание, а скорее ПЛАТА за отступничество - теряет память в настоящем времени. Ну, и черт с ней, в конце он понимает, что это дело ерундовое, а надо - про истинную жизнь написать! ......................................... Минуты покоя, которые мне дарует жизнь, такие дни пусть раз в год, но бывают, я вижу, что есть еще места на земле, где можно жить, редкие места. .................................... Рассказ про белую собаку, которая приходит, неизвестно откуда, и уходит своим путем. ....................... Двухстрочный триптих, всего лишь заготовка. Сухие травы, да. Трава бессмертна, она нас всех переживет, и слава богу. .................................. На пути к миру пятен, но внутренее чувство мне говорит, что нужно остановиться. ............................... А это такая "вселенная" из собственных картинок, тоже заготовка. И пока всё, удачи и здоровья всем!

Сегодня школа

Я пошел в школу в Таллинне в 1947-ом году. Мы вернулись в Эстонию после эвакуации (дер. Тюмерево, 22 км от станции Канаш, Чувашия и г. Тамбов, позже, с 1943-го) - вернулись в 1944 году, как только Таллинн освободили от немцев. Эстонскую часть в нашей армии тут же расформировали, им не очень-то доверяли. Дом, в котором жили родители, был разбомблен нашей авиацией, и мы первое время жили у брата отца, а потом переехали в двухкомнатную квартирку, которая до войны принадлежала бабушке. Об этом периоде нашей жизни есть немного в повести "Следы у моря", кое-какие детали верно, остальное как в худ. литературе, своя точность, она диктуется не жизнью или текущим днем, а общей картиной рассказа, его атмосферой, лицами и фигурами, которые вырастают из слов и начинают действовать и говорить по своей логике, по логике персонажа, конечно. Школу я не любил, я был домашний маменькин сынок, и до сих пор не понимаю, зачем, чтобы человека учить, научить учиться, преодолевать трудности... а это ведь главное - научить учиться, и получать удовольствие от своих усилий и достижений, некоторым детям это легче дается от рождения, от генетики, другим трудней, но до нормального среднего уровня знаний и умений можно довести почти всех, я не об особых способностях и высотах говорю... Так вот, зачем для этого собирать в кучу 30-40 детишек, причем еще одного пола, а именно так тогда и было - 40 человек, толпа, и очень разные, и не очень добрых было много, время послевоенное, родители многих или почти всех - это были военные и инженеры, которые приехали сюда в 1940 году, или остались в городе после войны, и чувствовали себя в довольно враждебном окружении, большинство эстонцев воспринимало их как чужеродную среду, как людей, которые пришли и насильственно захватили их республику... Но не в этом даже дело, я в принципе не понимаю, зачем собирать толпу детей, чтобы учить их простым вещам, потому что самым сложным и тонким их должны были научить и привить им еще до школы, их родители... Да, так прошли десять лет, и я с облегчением в конце этого срока понял, что меня освобождают... а что делать дальше, не знал, наверное, только учиться еще и еще, а что может быть другое? - завод! завод! этим пугали со всех сторон... будешь стоять у станка и вытачивать сто раз одну и ту же болванку... ...................................... Извините, сегодня не до орфографии, и потом я этот черновичок уберу, а пока что не знаю, что здесь будет дальше, смайл...