трудный вопрос

Вчера меня спросили — ты все критикуешь здесь, а где бы теперь хотел жить?
Нигде. В Эстонии ничего, кроме могил, а я на кладбище не ходок, все, что помню — во мне… А от того Таллинна, который был мой, мало что осталось. Пущино любил много лет, это был маленький рай в России 60-70-х годов, а последние лет десять опротивело здесь, теперь все стало едино и противно. А другие страны меня не привлекают, какая-такая свобода!.. сколько ее было во мне, столько и останется — везде, от «места проживания» не зависит. Да и слышать чужой язык за спиной — не хочу. Иногда сильно хочется на необитаемый остров, об этом не раз писал, мне люди почти не нужны, но от этого нелюдимства те немногие люди и звери, которых люблю, только дороже становятся.
Так что всё как оно есть, так и будет.

Вася в моей шапке


///////////
Если кашу, вспоминали Васю. Он презирал нашу кашу, ел ливерную колбасу, тогда это было дешево.
А шапка до сих пор жива, хожу в ней зимой, правда, с подкладкой.

Арт-Лито


///////////
Эту повесть напечатал покойный Житинский, выполнив условия конкурса: «ЛЧК» победила на «Арт-Лито», кажется в 2 000-ном году. Скеолько было этих книжек, не знаю, думаю, не больше 20 экз, так что мало кто ее видел. {{Потом ее напечатали в «Неве»}}
С удовольствием вспоминаю эти конкурсы — Арт-Лито(Питер) и Тенета. Горячились, обсуждали… Потом все это кончилось, настали другие времена, и участвовать в конкурсах стало не интересно. А может и старость, начинаешь больше ценить тишину и покой, свой «необитаемый остров» 🙂