АССОРТИ 3 (03082015, Хисари)

Ягоды на земле. Можно, конечно, поговорить о "психологическом весе" пятен, и о проблеме с этой отдельной ягодкой, вес которой трудно оценить, гораздо легче недооценить или пере-оценить... но зачем?.. Решают-то дело вовсе не слова, и не понятия, хотя порассуждать (задним числом) все мы молодцы... В таких с виду простых картинках, или фотках, все равно... удач почти не бывает, редко удается добраться до полного спокойствия... ....................... Ушастый друг всех наших друзей ............................... Пейзажный набросок, пастель, мелкИ, еще что-то... .............................. Черное море, северный берег, ночной вид. ................................ Два окна, бутылки, чахлый интерьер... Пустая бутыль всегда драма, да... .................................. Забытый угол, беглый набросок, в основе фото, но оно бы не узнало себя, уверен... ................................... Уголь, соус, пастель, мелкИ... в старом шкафу на полке ................................... Натюрморт в платяном шкафу ................................... В старости становишься сентиментален, свет, цвет, расплывчатость-нерезкость... и достаточно, чтобы изображение сохранить. Но в этом своя правда есть - взгляд на мир меняется, контуры вещей расплываются, и многое, очень многое значение теряет, и уже не хочется ВЫГЛЯДЕТЬ получше, так что пусть остается... .................................... Масяня спит на Мунке, на альбоме...

Из старенького

Афиногенов Я прочитал в газете - Афиногенов пропал. Старик, вышел из дома и исчез. В центре города, днем. В соседнем корпусе жил, оказывается. Не один - дочь с семьей, телефон, приличная квартира. Я знаю этот дом - богатый кооператив. Может, псих, или маразматик, вышел и не знает, куда идти, как вернуться?.. Нет, по лицу не похоже, очень культурное лицо. Карточка плохая, но все равно видно, что разум при нем. - Ему неплохо жилось, - соседка докладывает, она всех знает, - своя комната, все его ублажали. А он проявил неблагодарность - удрал. Куда в городе идти?.. Вот и я не знаю. Вечером выйдешь, хочется куда-нибудь, а станешь перебирать... к этим - нет, к тем - ни в коем случае... и так добираешься до конца списка. У каждого есть такой списочек, и все укорачивается он, укорачивается... Вечером заглянул к приятелю - он лежит. - Гулял, - говорит, - споткнулся, и вывих. Хромаю теперь. Нога распухла в щиколотке, туфля не налезает. Он в отпуск собирался. Уже август, кончается лето, а мы еще здесь. Все выбираем, куда поехать, продлить наше короткое тепло. Так ждешь этого лета, а оно пробегает в один миг. И ехать-то куда?.. Приятель думает об отпуске с весны, и даже зимой мечтает, слушает прогнозы погоды и выбирает самые лучшие места. Время идет, прогнозы меняются, в лучших местах холодно и идут дожди. Он выбирает новые места, но и там погода не держится. Она теперь везде обманчива, не уследишь. Да и ехать-то некуда. Что там хорошего, все давно известно. Раньше мы ходили в горы, а теперь возраст, ходить трудней. Да еще этот вывих... Он лежит, больной сустав на подушке, и размышляет: - Куда же деться... чертова нога, недельку придется поваляться?.. - он смотрит вопросительно. Я киваю: - Через неделю будешь в порядке. - Но куда... - он вздыхает, - вот Афиногенов, смотри, вышел и пошел. В больницах - моргах нет, значит, гуляет. - Ну, Афиногенов... Нет, я так не могу. - А может псих? - Нормальный, говорят. Рядом со мной жил. Жаль, не знал про его план, расспросил бы... - Что он, дурак? ничего бы не сказал. Представляешь, вышел и пошел... - На попутках, что ли?.. Недели две уже... или три? - Счастливец... Вот чертова нога - болит. Мы живем здесь давно, сначала нравилось, потом нет, а дальше привыкли - тихо, уютно, другого такого места не найти. Да и ехать некуда. Там, где нас нет, только хуже. Афиногенов дурак, куда поперся... - Поправляйся, - говорю, и поворачиваюсь к двери. - Через неделю исчезнуть надо, иначе отпуск пропадет. Куда же отправиться?.. - Может, в Крым? - Там еще жарко для меня. - Тогда в Прибалтику. - Сыровато уже, с моими-то суставами. - Украина не подойдет? - Говорят, дожди... - Через неделю неизвестно, что будет. - Лучше не будет, осень на носу . Так что Афиногенов? Взял да пошел?.. ........................................................................... Разные люди Все люди - разные. Очень глубокомысленный вывод, и чувства вызывает разные, от восторга до полного отчаяния. Насчет восторга не уверен, а вот про отчаяние могу рассказать. Вчера долго не мог успокоиться, а ведь ничего в сущности не произошло. Просто вышел из дома погулять с собакой. Правда, с настроением - никого не встречать. Опасно, уж слишком все разные... Взял собаку и пошел. Собаки тоже разные, но это не раздражает. Ничего еще не произошло, просто сгустилось вот такое состояние. Не могу сказать, что отчаяние, но и не восторг, уж точно... Иду, никого встречать не хочу, крадусь задворками. Только бы до кустов доползти, собаке для дела, мне для безопасности... И вдруг меня окликают, громким басом, через улицу. Это мой начальник. Он хороший человек, но слишком мы разные с ним, разные... Удрать уже невозможно. С ним жена и какой-то тип в белом костюме. Я вырос в бедной семье, и знаю, что в такой одежде нормальный человек не пойдет. Жену начальника я тоже знаю, и говорить о ней не хочу. Она человек неплохой, но совсем другой, что тут объяснять. Начальник объявляет, указывая на человека в белом: - Перед вами лауреат и автор многих книг по египетской культуре. Автор ничуть не смутился, кивнул и продолжает смотреть в пространство. Видно, привык, чтобы его называли как следует. - А как ваше творчество? - это жена начальника обращается ко мне. Добрым голосом - ну, что вы там еще натворили?.. и с тонким намеком лауреату - и у нас не совсем захолустье, тоже люди живут... Лауреат благосклонно двигает подбородком, то ли хочет что-то промолвить, то ли слюна в горле застряла. - А, это ваша собачка... еще жива? - спрашивает начальник у собаки. - Вот, жива... - отвечаю за собаку. - А что она умеет делать? - Это для него всегда важно, все должны что-то интересное уметь, и собака тоже. - Ничего особенного, - говорю, - вчера вот ребенка укусила. Тут просыпается из величественного молчания искусствовед и с глубоким выражением изрекает: - Собака не должна кусать детей. Он знает лучше собаки, что она должна. Шеф и его жена молча обдумывают собачий поступок. У шефа, наконец, появляется выражение на лице, он выпячивает нижнюю губу, как всегда, перед важным заявлением... - До свиданья, до свида... - бормочу я, и задом, задом в кусты, тащу через колючки собаку - и исчезаю. Мы идем по весенней травке, делаем дела и постепенно забываем, забываем... А они?.. Идут, наверное, и говорят: - Ну, и тип... и собака у него, пожалуй, бешеная. Все-таки удивительные существа, все разные.