текущее

.............................. Ничего эта кривая рамка не дает, возникла случайно, по ходу редактирования(поворотов), и постепенно отомрет, конечно. Я не борюсь с мелкими увлечениями - сами проходят, а иногда они имеют продолжение, и этим полезны. .................................................. Сухой лист куда интересней по цвету и фактуре зеленого листа, разнообразней, тоньше и богаче. Случайности увядания многолики. ............................................... ................................................. Задержим теплую осень... Пробовал раньше - сильный рисунок тушью черной поверх нежной акварели, никакой тебе видимости пространства, всё припечатано к листу. Бывает интересно, когда в меру и к месту. А тут, в коридоре, за мусоропроводом - увидел, вот...
................................ Впервые услышал - "включи зонт!" А что... если можно говорить - "не въезжаю", то почему нельзя зонт - "включить". Не включаюсь, не въезжаю в этот новояз... Зажился.

Фрагмент

........ И так бывает. Самые ранние работы за картины не считал, потом начал жалеть их, да поздновато спохватился. Буду понемногу реставрировать.

Валерия Новодворская о С.Михалкове

{{Не могу обсуждать здесь, стащил из "Граней" без разрешения. Со стилистикой местами не согласен 🙂 но по сути - согласен} На верность бутерброду Умер Сергей Михалков. Что ж, все мы смертны. Немногие порядочные люди могут похвастаться таким долголетием, которое выпало на долю этому бездарному приспособленцу. Пушкин погиб в 37 лет... Не могу понять, почему о покойниках принято говорить aut bene, aut nihil. Разные бывают покойники. Гитлер, Гиммлер, Геринг, Сталин, Берия, Ежов... Все мы, и живые, и мертвые, подчинены одному нравственному закону, который Сергей Михалков, слуга всем господам, нарушал до смертного часа. И смерть в своей постели, не на соломе, не в камере, едва ли может служить оправданием. Молодой Михалков вскочил на подножку этого красного трамвая и катался на нем до конца, даже в наши дни, когда в третий раз писал гимн на ту же барабанную музыку, теми же скудными, скаредными, бездушными словами. Сергей Михалков - это феномен. Когда-то Иуда Искариот (тоже, кстати, покойник) только один раз в жизни получил 30 сребреников за жизнь Иисуса, который воскрес. А Сергей Михалков ухитрился получить 90! Три раза: при Сталине - 30, при Брежневе - 30 и последнюю тридцатку при Путине! А сколько ему причиталось от советской власти за жизнь Пастернака (который, кстати, не воскрес из мертвых, а умер, затравленный, в отчаянии, - навсегда)? Как бездарный гимнописец глумился над великим и добрым поэтом, который никому не сделал зла! "Некий злак, который звался Пастернак..." Он не пропустил никого: ни Даниэля, ни Синявского, ни Солженицына, осудив всех, включая ни в чем не провинившегося писателя Константина Буковского - из-за сына-антисоветчика Владимира. Сталина в 60-е годы уже не было, но он продолжал жить по его подлым законам. Отец должен отвечать за сына. Уже было безопасно, за молчание уже не сажали, но он не мог молчать: зарабатывал следующие 30 сребреников. Он был не только подл, но и зол. Предавая Россию, совесть, дворянскую честь, вечные истины, он не щадил и людей. Владимир Буковский остался один свидетельствовать против него, другие его жертвы, честные и порядочные люди (плюс великий Солженицын) предстали перед Всевышним раньше него. Были ли у него какие-нибудь убеждения? Я думаю, что нет. Он вовсе не был твердокаменным большевиком, иначе не написал в 1995-м: "Рухнул "Союз нерушимый", похоронив под своими обломками, казалось бы, незыблемые структуры партийно-государственного аппарата с его равнодушной к судьбе человека правоохранительной и карательной системой, прогнившей экономикой, "развитым социализмом" и призрачными коммунистическими идеалами". Что это было, прозрение? Нет! Конъюнктурка! Ельцинский период! Придет Путин - и он опять напишет гимн. А вот что писал этот великий поэт в начале 60-х, когда уже никто не стоял над ним с ружьем и с кандалами: "Чистый лист бумаги снова на столе передо мной, я пишу на нем три слова: слава партии родной". И снова: "Коммунизм"! Нам это слово светит ярче маяка. "Будь готов! - Всегда готовы!" С нами ленинский ЦК!" Да, автор воистину велик, в нем чувствуется то Данте, то Шекспир. То есть убеждений нет, есть мимикрия, приспособленчество. Бесстыжая, голая подлость. Хозобслуга режимов: сталинизма, застоя, путинской реставрации. Вы, конечно, вправе спросить: а что он сделал лично мне? Почему я его так ненавижу? Во-первых, я всегда ненавидела политических подонков, как Ланцелот - драконов. Помните, что он говорил на эту тему? "Ну не люблю я их". Вот и я тоже - подонков не перевариваю. А потом, г-н Михалков лично меня ограбил. Он украл у меня, вступив в преступное сообщество с г-ном Путиным, мое государство, то есть мой гимн "Патриотическая песнь" Михаила Глинки. В неустановленном месте, в установленных целях, за очередные 30 сребреников. И если михалковский гимн олицетворяет наше государство, то мне такое государство не нужно, и я опять бомж, как в СССР. В смысле "безродный космополит". И на кого теперь подавать иск? На наследника, г-на Никиту Михалкова? Его, кстати, тоже загубило его происхождение. Великий актер, большой режиссер кончил очень плохо: лживыми "12-ю", лакейским фильмом "55" и изгнанием из киносоюза Виктора Матизена (не считая замордованного Марлена Хуциева). Кровь, господа, кровь. Гены. И кто теперь будет смотреть гениальную экранизацию "Несколько дней из жизни Ильи Ильича Обломова"? После таких-то деньков из жизни Никиты Сергеевича Михалкова? Надо было ему в свое время поступить с отцовским наследием как советовал Тенгиз Абуладзе в фильме "Покаяние". Так что зря г-н Михалков писал: "Нас вырастил Сталин на верность народу". Сталин их, совписов, действительно вырастил. На верность бутерброду - желательно с икрой. И самое печальное в михалковской кончине - это его похороны и показная, заказная скорбь телеканалов. Его хоронили как классика. И даже Виктор Шендерович, действительно великий сатирик, вдруг посмертно обнаружил у "гимнюка" талант. Да еще большой. Я лично отыскала три безвредных (на четверочку) стихотворения. Дело было вечером, делать было нечего. Мораль вполне советская. И тут еще кота с собой взяли. Лучше, чем ЦК. Но единственный "шедевр" - это про неверующего Фому и крокодила. Это надо было раньше читать, в 1999 году. В начале путинской эры. Мы вас предупреждали, а вы не верили. Помните, дорогие члены покойного СПС? "Путина - в Кремль, Кириенко - в мэрию!" Так, да? "Уже крокодил у Фомы за спиной, уже крокодил поперхнулся Фомой, из пасти у зверя видна голова, до берега ветер доносит слова: "Неправда! Не ве..." Аллигатор вздохнул и, сытый, в зеленую воду нырнул". Не маловато ли для классика? А насчет дяди Степы не надо. Кто сейчас станет восхищаться ментом? Дядя Степа наших дней - мздоимец и палач. Из тех, что забивают до смерти безвинных людей в участках, а потом, чтобы замести следы, топят их в реке или сжигают заживо. Да, Алексей Николаевич Толстой тоже продавался. Но "Золотой ключик" - это останется, это здорово. А Гайдар - тоже не антисоветчик, но пока есть дети, они будут его читать. И Катаева - тоже. Это большая литература. Останутся Маршак и Чуковский. А вот Михалков останется в другом качестве: с салфеткой, подносом и гимном наперевес. Возможно, я плохая христианка, но я хочу, чтобы после смерти злодеев и лакеев ждал ад. Я не настаиваю на сере и огне, на средневековых пытках. Я просто хочу, чтобы хотя бы там, где есть праведный и неподкупный судья, таких, как Сергей Михалков, выгнали из-за стола президиума, подвергли остракизму и не подавали им руки. Люди этого не смогли. Уповаю теперь на ангелов. Или, на худой конец, на чертей. 10.09.2009 15:35 Валерия Новодворская

шутка

.......... Здесь ночевал бомж-интеллигент: разбитые очки и ключ - от чужой теперь квартиры...