Хокусай и Гюльчатай


……………..
Пришлось поговорить с Борисом — «ты старый, серьезный, приходи через годик, там видно будет…»
И Гюльчатай снова с Хокусаем, сегодня утром грелись на солнышке. Козырек над мусоропроводом — любимое место. Недавно для борьбы с террористами поставили решетку на окно, террористов нет, зато мусора на козырьке мно-о-го, и не убрать его никак.
Да ладно, главное, чтобы тихо-мирно было…

Опять Борис!


…………..
Совершенно антигламурная личность, и этим близок и понятен мне. Если б Борис писал прозу, то написал бы «Хаджи Мурата». А не «Воскресенье». Это видно по взгляду.


……………
И запереть мастерскую не могу, другие через форточку приходят-уходят, и им нужно где-то есть и спать…
Мы с уважением друг к другу, оттого особенно сложно. Вчера вечером прихожу, — сидит в сумраке, смотрит в окно. Все бы ничего, но все другие отсиживаются под ванной, в страхе… Только Гюльчатай, предательница! — бросила Хокусая, и перед этим здоровяком выпендривается!
НАДО ЧТО_ТО ДЕЛАТЬ…

Непобедимый Борис


………………..
Пока непобедимый, но нам с Хокусаем нужно его поставить на место, и это сложно, поскольку Хокусай еще младенец, а я не кот. Вспоминаю наши схватки с Серым, описанные в повести «Перебежчик», тогда мне было почему-то проще… Возраст!