ПОВЕСТЬ «ОСТРОВ» (продолжение, 9)

9. В начале события множатся и разбегаются, вот и говорят – время. А к концу все меньше остается - лиц, вещей, слов, а ведь кажется, должно больше?.. События сближаются, сливаются, многие моменты выпадают из картины… как со сложными устройствами, разобрать - пожалуйста, а при сборке обязательно ненужные детали. Как ночной снимок городской магистрали - трассирующий свет, и ничего. Пусто там, где бурное движение и жизненный шум! Вместо беготни и суеты – ночь и тишина. Как настроишь себя на другие впечатления, так сразу тихо становится кругом и пусто. Это возраст. Стоит ли ругать память, если она заодно с досадными мелочами выкинула некоторые глупые, но полезные детали? Стоит ли удивляться, что, удалившись в стародавние бредни, потом выпадаешь бессознательным осадком из раствора, и долго вспоминаешь, кто такой, куда теперь идти, где дом… Вроде отсюда… но все смутно, и местность слегка изменилась… За увлечения прошлым приходится платить, и потеря памяти на жалкие, но полезные детали текущей жизни - первая из расплат. Будь счастлив, платишь мыльными пузырями. Правда, они нужны для поддержания на поверхности, когда тебя вытесняют новые люди, не люблю слово – молодые, дело не в возрасте. Они выпихивают тебя, новые, и не потому что злы, просто деловито и суетливо ищут себе место, а твое вроде бы свободное, гуляешь, упершись взглядом в пустоту, неприкаянное существо. Они по своему справедливы – землю носом роют, и заслужили… а ты где был? Откуда взялся?.. Командированное тело. Здесь твоя командировка, да, а где постоянное место неизвестно, его на карте нет, там тело не кинуть на койку, не пристроить. А, может, к лучшему, что вытесняют? Ведь не все там плохо, в прошлом-то, и радости много было - от глупости и здоровья… Но недолго радуешься и веселишься, одно окаянное событие лезет и лезет в лицо. Но раз уж вернулся, о приключениях забудь. Чтобы не вызвать подозрений, нужно побыстрей восстановить равновесие, отойти с гуляющим видом, ничего особенного, ну, поскользнулся на гнилых листьях, с кем не случается. Все по давно известному сценарию... И все-таки чувствую тоску, нарастающую панику, тошнотворный страх, как будто стою высоко, да на узком карнизе. Их двух моих полушарий в черепе, который упрямо качается на тонкой шее, все еще качается… осталось живым - одно, второе давно сморщилось, усохло, живое подтверждение теории Халфина. Еще чувствую, боюсь, страдаю… а памяти как не бывало, и от мыслей тошнит. Сколько раз мне хотелось – пусть будет бог и другой мир, и оттуда смотрит на меня сержант Халфин, идиот, гений… он видит, что прав, от этого добр и насмешлив, и говорит мне, не тая зла в себе: – Б-брось. П-парень. Ч-чего не б-бывает… Многое среди наших камней бывает, но такого не должно быть, нет. ............................... КОНЕЦ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ.