обязательная

Всего Вам доброго и хорошего, друзья и читатели моих нечаянных записей. Они прекращаются. Они мне мешают. Наверное, такую бадягу вполне можно вести в периоды застоев и перерывов, иметь при себе такое вот тихое кровососущее насекомое, собственную единичную вошь в подкладке. Нет, иногда можно - но не о том, что составляет главное направление, мейнстрим, как теперь говорят. Немного о живописи, немного из истории, чуть-чуть о технике, отчего же нет?.. Но вдруг начинаешь замечать, что и это мешает. Потому что тратятся слова, энергия... И что это такой онанизм теряющего потенцию... В общем, пора за дело, до свиданья, счастливо всем оставаться, здесь тихо, культурно, мило... А мне бы сейчас проснуться в грязной хибаре, сесть на раскладушке, плюнуть на пол, глянуть в заметенное грязью окошко... Нет, никого не ругаю, не осуждаю, сам пришел, сам и ухожу. Может, весной встретимся, кто знает... Ваш Дан Маркович

Дед Борсук

Фото И.Казанской. Обработка моя. Один из способов компьютерной обработки, который мне нравится. Он уводит пейзаж из "реала" с его ненужными подробностями, но оставляет дух и настроение изображения. Дед Борсук - мифическая личность, одно из моих лиц в Интернете. Самые ранние свои работы, примитивы, я публиковал под именем Деда. Потом Деду пришлось умереть, и я вылепил его посмертную маску, она есть в Перископе. Игра - и не совсем, игра с будущим. В сущности и проза - это взаимодействия с будущим, иногда игра, а иногда заигрываешься до жути.

правило 20-и лет

У каждого со временем - свои маленькие эмпирические "мудрости", вот и у меня есть - "правило 20 лет". Хотя и говорят, что все убыстряется, но думаю, что не так: для нормального созревания личности, внутренней работы над ней, нужно как минимум двадцать спокойных лет - покоя в стране, во власти, в народе, в городе и в доме. Блестяще, если 40, но так было разве что у наших дедов и прадедов, у моих - точно. Дед успел захватить 19 век, вырос в самостоятельного мужика, построил дом, родил десяток детей, мальчикам дал блестящее по тем временам европейское образование, девочкам оставил наследство. Это все было в Эстонии, до 40-го года. Отец и мать имели уже двадцать - с 20 - до 40 года, успели учиться, жениться, родить детей, жили в маленькой спокойной республике, Таллинн был как "маленький Париж" в те годы... Десятилетие 40-50 погубило их, отец погиб, мать тяжело заболела и уже не оправилась до смерти, в 70-х. Мне тоже повезло,но меньше, мой период начался с 1957 года - студенчество, аспирантура, приобретение хорошей профессии, увлечение наукой, работа рядом с лучшими людьми и школами, мастерами своего дела, я видел и слышал еще Тимофеева-Рессовского, последнего и никем не сломленного великого генетика... И все прервалось в 1968 чешскими событиями, которые я переживал как собственное поражение и позор. Потом полудиссидентство, неустойчивость и страх... но в 70-е снова понял, что наука - основа, что есть люди, что можно работать, и все было относительно спокойно для меня. До 84-года. С перерывом, но свои 20 лет я получил. Дальше хуже, но был толчок, заряд, понимание своего интереса, своего места в жизни... И я выжил, меня уже было не заставить без большого страха и насилия прогнуться и подчиниться. И где жить - для меня не "рыночный вопрос", как недавно написала мне одна особа. Совсем не рыночный. Двадцать лет. Это мало, это минимум, но должен быть покой - в стране, в народе, в городе, в семье... Только тогда какой-то минимум может получиться. А иначе - полный крах и провал, и идут поколения "недоделанных" ( я говорю о большинстве, не о всех). Вот такое получилось у меня правило, я недалеко заглянул, мой прапрадед родился в начале 19 века, прадед примерно в 30-х годах, дед в 70-х, отец - в 1899 году... Это не научный разговор, - вокруг да около. Но в эти двадцать лет я верю.

прошли Тенета

Позади конкурс. Определены победители. И теперь почему-то началась совершенно безобразная свалка в гостевой книге. Решить таким образом будущее Тенет в "положительном ключе" - невозможно, зачем же все это делается? Желание "сменить власть"? Почему-то все обрушились на церемонию, на внешние атрибуты, разве мало было серьезных просчетов в самом конкурсе? Не хочется даже приближаться к этой совершенно базарной "разборке". Это мой последний конкурс. "Вне конкурса"- сколько угодно. Что бы обо мне ни писали (или вообще ничего не писали, не имеет никакого значения) - я отвечаю только на личные письма. dan@vega.protres.ru dan@vega.protres.ru

Дорога к Оке

А это старая пастель на картоне, 60 см примерно, куда-то пропала, надо бы поискать, но боюсь, что не найду. Дорога к реке в дурную осеннюю ночь... ну, бывают такие. Там, за темнотой, многое таится - спуск к реке, за ней леса, заповедник, дальше деревеньки темные, еще дальше Москва, в существование которой часто не верю... Кажется, ничего нет дальше, и не будет. Одна из осенних ночей.

Сказка про Белого бычка

Эта картинка сейчас живет в Израиле. Очень странная личность. Смотрит. Одна из ранних работ. Я продал ее Валере Лейтину и Лесе Любимовой за 70 рублей,кажется в 1986 году летом. Потом они уехали в Израиль, и теперь Бычок живет там. Хорошо ли ему - не знаю, связь с владельцами картины потеряна.

Глаза Рембрандта

Рембрандт часто писал автопортреты. В этом нет самолюбования, многие художники, не имея под рукой натуры, берут зеркало... или не берут его, потому что себя - знают, а геометрической точности мало кому нужно. Некоторые детали исподволь о многом говорят. Это, наверху, глаза Рема в 30 лет. ......................................... А это его глаза после шестидесяти, за несколько лет до смерти. Жил он 64 года, (ровно столько же, сколько и Рубенс).

Портрет старого еврея

Я было выбросил его, потом посмотрел: странная для меня штука получилась. И оставил. Это уголь, сильно закрепленный на бумаге. Нет, не лак, он бы за 20 лет вообще почернел от лака. Я тогда сильно разбавлял ПВА и напылял несколько раз, оказалось прозрачности не теряет, и держит здорово. Говорят, "еврейский рисунок".

Заставка к журналу «Артикль» (Израиль)

Несколько по-иному обработанная фотография, с измененным фоном, огрублениями... Вписал в овал и прочее. Интерес к этим штукам быстро пропал. В то же время, в живописи часто брал за основу ч/б фотографию, так делали многие, например, Гоген, не гнушавшийся простыми открытками.

Обложка к несуществующей «на бумаге» книге «Белый карлик»

Две жизни, две среды. Коллаж из двух фотографий Ирины Казанской: одна сделана в Пущино, вид на замершую речку и заповедник за ней... вторая - окрестности Мертвого моря. Я немного подработал их на Фотошопе.

Жасмин

Сейчас мне написали, что вроде Жасмин победил на профжюри. Если это так, то напишу им про "Белого карлика" все равно. А больше мне сказать нечего. Хорошо бы написать про "бессмертного", про невозможную тяжесть такой жизни. Про человека, который все забыл, но не как в "Острове", а про молодого, и в духе Ивлина Во. Рассказ про лифт... Плохой признак - появление планов.

Чеченская

Я мало проявлял интереса к "Тенетам", в этом году особенно. Но две повести отдал, уговорил меня Жердев - "там читают". Думаю, что послушав его, поступил правильно. Хорошо, что "Жасмин" вошел в шорт-лист, но я бы предпочел видеть там "Белого карлика". И не только потому, что вещь кажется мне сильней. На фоне тошнотворной лояльности интеллигенции к власти и торжества "военной тематики", "Белый карлик" - все-таки повесть о том, что происходит безумие, и два мальчика, чеченец и русский, со своими сложными судьбами, преодолели берьер непонимания и ненависти, который висит над обществом, и что их недолгая детская дружба пересилила все, и победила, несмотря ни на что.