Сущность обманок… (Жизнь Марка)

........................................................................ Из жизни писателя) Много лет жизнь казалась ему болотом, над которым бродят светила. Не ползать в темноте, а вскарабкаться туда, где сущность земных обманок!.. И вместо того, чтобы жить, постепенно поднимаясь, он стремился подняться, не живя - разбежаться огромными скачками, и полететь, как это иногда случалось в счастливых снах. Но наяву чаще выходило, как в дурных, тревожных - бежишь от преследователей, вяло отталкиваясь ватными ногами, в кармане пистолет, который в последний момент оказывается картонным... Марк все же заставлял его стрелять, а врага падать, и просыпался - усталый, потный, с победой, которая больше походила на поражение. Иногда он чувствовал угрызения совести из-за того, что слишком уж вольно обращается с историей своей жизни, и с чужой тоже. «Не так!» - он восклицал, читая какой-нибудь кусок о себе. А потом, задумавшись, спрашивал - «а как же на самом деле было?..» Он мучительно пытался восстановить истину, но чем больше углублялся, тем меньше надежды оставалось. В конце концов герой превратился в «действующее лицо»... вернее, бездействующее... в персонаж, стал казаться ему настолько непохожим на него, что угрызения исчезли. Но он был вынужден признаться себе, что мало понял, и создает в сущности другую историю - сочиняет ее, подчиняясь неясным побуждениям. Среди них были такие, которые он назвал «энергетическими» - словно какой-то бес толкал его под руку, заставлял ерничать, насмешничать, чуть ли не кривляться перед зеркалом, злить воображаемого читателя или пугать. В конце концов, вычеркнув все это, он оставлял две-три строки, зато выражающие истинные его чувства - грызущего нетерпения, горечи, злости, разочарования, иронии над собой, обломков тщеславия... Среди других побуждений он выделял те, которые считал главными - они поддерживали его решительность, устойчивость, ясность суждений, немногословие, стремление к простоте и краткости выражения. Это были чувства равновесия и меры, которые прилагались к делу непонятным образом - как если б он измерял длину без линейки, да на ощупь, да в темноте. Иногда, вытягивая на бумагу слова, он чувствовал, словно за ними тянется линия, или слышится звук... где-то повышается, потом сходит на нет, и это конец фразы или рассказа. Он узнавал в своих решениях, как и что писать, те самые голосочки, которые ему смолоду бубнили на ухо, но не радовался - ведь теперь он целиком зависел от прихотей этих тайных советчиков. А зависеть он не хотел ни от кого, даже от самого себя. Он сильно постарел, борода клочьями, и женщина, которая продавала ему картошку, как-то приняла его за старика, а узнав испуганно охнула и перекрестилась.

№№№4

//////////////////////////////////////// Я имею в виду наивное желание показать всё, что показываешь, в полную величину и рост, ничего не скрывая. Так было очень давно, но так и потом бывало, и даже у изощренных голландцев 17-го века вы можете увидеть перед роскошной вазой с цветами - выставленные напоказ и все по отдельности мелкие любимые вещицы, ракушки всякие, цветочки... без желания все это как-то собрать и объединить, придать окончательную цельность, стремление, получившее полное развитие у Сезанна. Хотя, если покопаетесь в его самом симпатичном раннем периоде темненьких картинок, то увидите, что его наивность и страсть тогда были сильней, а потом уж он начал строить свое величественное здание... Как всякий абсолют, стремление в окончательной цельности, к полному совершенству несколько иссушает вещь, лишает ее замечательной наивности и теплоты. Считается, что показать в таком "реальном" виде совокупность вещей большая заслуга живописца. А желание "показать всё", и ничто ничем не заслонить так и осталось в руках "наива". И мне лично симпатично. И то и другое, видимо, переживет все времена, и сохранится. Но в личном развитии... удивительная штука, если взять, к примеру, поздние картинки Марке, то видно его непрерывное движение от изощренности к простоте и наивности. Смотрю на эти цветочки, приятно, что это было, пусть в несовершенном виде...

Ассорти(new)2

Красный лист и прочие (красный в интерьере) ............................................. Блюдечко с кошачьей едой в подвале (коты любили это иерусалимское блюдечко) ............................................... Соус, орех и фрукт (Там, где возможно перечисление, нет натюрморта) ............................................... Сухие цветки в интерьере (когда что-то немного мешает...) ................................................... Красиво умирать не запретишь ................................................... Здесь были двое... прерванный разговор. ...................................................... Чифир