Еще не зима "Ты куда?.." "За сигаретами..." Он накинул пальто, схватил шапку и выскочил на улицу. Воспользовался передышкой - разговор затих, прежде чем пойти по новому кругу. "Упреки, подозренья..." Он пересек молчаливый двор-колодец и вышел на пустынную улицу. "Какие сигареты, какой ларек?.." - только тут он понял, что она кричала ему вслед. Закрыто все - люди спят еще и вообще воскресенье. "Туманное утро, седое..." Октябрь борется с ноябрем, никак зима не установится. Асфальт голубой от изморози, одинокие деревья замерли, стоят не дыша. Вчера на повороте грузовик въехал на панель и уперся в дерево. Оно согнулось, но не упало. Выживет ли?.. Дерево стояло, нагнувшись и большой веткой касалось земли, как человек, который падает и выставил руку. Проехала машина-поливалка, со звериной мордой и двумя кривыми клыками, по ним струйками стекала вода. "Дан приказ... поливают..." Он медленно дошел до угла. Дворник задумчиво скреб асфальт у бордюра - выцарапывал последние листья. Закрыто все... Сейчас бы в узкую темную пещерку, где люди стоят спиной друг к другу и ждут своей очереди, а потом молча выпивают, глядя пустыми глазами на свои внутренние дела. Никто никому не помощник, не судья, не советчик... Просто бы постоять среди чужих людей. Может она ляжет досыпать?.. Нет, завелась надолго... Он увидел свою одинокую конуру в коммуналке, с коридором-проспектом, по которому в воскресное утро, свободные от ясель и садов разъезжают на самокатах дети. Но зато дверь закрыта, дверь! - черт возьми! Он с нежностью вспомнил маленький кусочек металла, который отделял его от мира, от неодобрения и любопытства - как живет... не так живет... - и от настойчивой любви... Сам по себе... Проклятие обернулось радужным воспоминанием. А что если?.. И не возвращаться, иначе не получится. Связка ключей в кармане, бумажник - несколько рублей... документы... а как же... Жить не даст, телефон оборвет... А может надоел... слава Богу... Он стоял, нащупывая в связке ключей один, старенький, самый сейчас нужный... И все?.. И все. Но как же... пропал, милицию поднимет на ноги... Ну, и пусть, что я, обязан, что ли... Проехал с мелодичным шумом троллейбус, улица зашевелилась. А как неплохо все начиналось, как было неплохо... Неплохо - не хорошо. Начинать после сорока - и не в первый раз? Дурак. Жить вместе... о-о-о... Он вспомнил продавленный диван, стол... свой стол! свое окно - за ним небольшой дворик с двумя тихими деревьями, скамейка... правда, ее сломали... Но это вам не каменные джунгли... Мыслимое ли дело... Он шел, все убыстряя шаг. Мыслимое ли дело... Надо жить у себя... у себя надо жить... Какое счастье, что не обменяли. Когда-то в этой коммуналке жили отец и мать, и двое детей, он с братом. Как жили? Но одному там роскошно... одному - хорошо... Одному надо жить, одному... Невидимое солнце растопило замерзшую воду, асфальт стал влажным, на ветках повисли капли. Еще не зима. Если идти прямо, потом свернуть раза два-три - через час дойду, дойду. Рядом с домом кондитерская, там булочки продавали, мягкие, теплые - и кофе с молоком.

УТРЕННЕЕ АССОРТИ 240115

Последний снимок С. ...................................................... Миниатюры. Я называю это - плашка. Плашка миниатюр. Обычно их шесть. Подобрать точно, как триптих, например... невозможно. Но можно действовать дальше, убрать границы, смешать пятна... Ничего нового тут нет, давно так делали. Но если изначально вещи мои - то резон есть, и интерес тоже. .................................................... Я не артист, правда, свою прозу читал. Лучше всего удалось прочитать повесть "Последний дом". Вязко, длинно, не меняя ракурса, правда, иногда есть глаза. Больше не читаю. ................................................... Илл. к повести "Остров" и к повести "Робин, сын Робина" Это разные вещи, хотя совпадения по тексту имеются, и их много. Только смысл вещей разный. В Робине я удалил тему ВИНЫ, осталась одна СТАРОСТЬ. Оставшейся мне показалось достаточно. Но и "Остров" есть. И вообще, все это про ОСТРОВ, жить можно только на острове, этим и кончается жизнь. Начиналась в окружении страшном, а кончается в фарсовом, и выход только один - уходить подальше от всего этого маразма, который за окном творится. Мне говорят - а бороться? Во-первых, моя песенка уже спета, остались последние слова. Во-вторых, ЗА КОГО тут, да и везде бороться, неужели не ясно, что происходит, огромное стадо потянулось туда, где когда-то первые племена возникали. И там поймают этих первых трех-четырех с "аномалиями" - кастрируют, и вздохнут с облегчением... ..................................................... Место, где еще можно жить, и спокойно умереть, полежать в теплом песке, в теплом, да... ...................................................... Вселенная, и глаз в ней, это моя вселенная, и мой глаз... ................................................ Портрет, с тех пор прошло пятьдесят лет. ....................................................... Утро, туман, залив... ...................................................... Исландский мох ........................................................ Так строили римляне почти две тысячи лет тому назад ......................................................... Султан и его любимая жена ........................................................ Угольки .......................................................... Памяти Хокусая ............................................................ Автобус едет по дороге