ответ на вопрос

Я, конечно, остаюсь в ЖЖ, и не только потому что привык и чувствую себя хорошо, но и потому что активно не приемлю Фейсбук с его тотальной политизацией и всякого рода дрязгами, и "отношениями". Но взял и начал помещать в Фейсбук свои картинки, невзирая на всё, что вокруг. Собственно, всю жизнь так поступал, а нужно ли это Фейсбуку - мне наплевать, всегда есть отдельные люди, которым что-то из вывешенного мной оказывалось нужным, а за толпами я никогда не бегал, отдельные люди - это единственное, что в окружающей жизни меня еще интересует и волнует. Если не говорить о зверях, конечно, с ними мне лучше всего.

еще несколько… и всё

Во взгляде на собственную жизнь важны ТЕМЫ, их развитие и затухание. Чем ближе к концу, тем ясней, что все важное на одинаковом расстоянии - вычерчен круг тем. Жизнь - блуждание по собственным темам, насыщенное страстями, предрассудками, заблуждениями, намерениями… Время тут почти что не при чем. *** Среди всех штучек-дрючек и полупорнухи, которых столько накрутили за последние годы… затерялись важные проблемы. Есть такая штука - "самоидентификация". Крошечный сигнальчик бегает по кругу ассоциаций, касается "столбиков полосатых", сигнальных значков, их у нас сотни две за жизнь: ощущения, переживания, сцены, лица… и больше половины образуется до 5-7 лет. Мы все время, день и ночь, благодаря этим касаниям, напоминаем себе: "это - я". Если ЧУЖОЕ оказывается в «круге самоидентификации", то есть, принадлежащее другому становится частью нашей личности - это ВРАСТАНИЕ. Из него вырастает все лучшее - любовь, сочувствие, самоотверженность с самопожертвованием и многое другое.

немного терпения…

Те изменения, которые в последние годы произошли, губительней для свободного творчества, чем «ШАРАЖКИ», которые устраивала та власть для творческих людей - внутри тех шаражек оставался дух свободного творчества, и отношения людей близки к идеальным, хотя кругом было сплошное свинство и дикость. В лагерях между "политическими" отношения были куда лучше, чем "на воле" сейчас. Та жизнь, при коммунистах, была опасной и жестокой, эта чуть менее опасна, не менее жестока, к тому же идиотизм существования возрос неимоверно. Раньше казалось, можно уехать, скрыться и забыть. Теперь ясно, что идиотизм мировой, никуда не скроешься, и надо как-то доживать, не подчиняясь, вот и все дела. Мне говорят - "жизнь такова, и разумно подчиниться ей, не мудро бунтовать против того, что изменить не можешь... " Живу как хочу, отвечаю им, а от вашей мудрости меня воротит. А что получится... Как говаривал герой повести "Последний дом" - "что случилось, то и получилось..." *** Так бывает, когда какая-то сторона направления или дела исчерпана, и нужно "повернуть за угол"… Я говорил со многими в течение жизни, кто делает самостоятельные вещи. Есть две тактики - одни молчат, сосредоточенно ждут, не делают лишних движений руками. Другие продолжают "сбивать масло" в обезжиренном молоке. Способ поведения "упирается" в глубокие качества личностей, и никто не сумел мне доказать, что лучше -первое или второе... Известно досконально одно - если теряется сосредоточенность ожидания или попыток, то ничто не приходит само.

Из «Записок»

Особый интерес в рассеянии света на мелкой пыли, обитающей в воздухе, этот пыльный свет многое может выразить. Рассеяние света крупными пятнами на поверхностях и вещах - совсем другое. Бывает и то, и другое, например, одна картинка... получилась...где-то лежит, надо поискать... С развалинами, дикими зарослями, полузаросшими дорожками... и теплая пыль на них... А сквозь провалы окон – тот самый теплый пыльный воздух… И никого… Это и есть рай. Чтобы никого не было, а жизнь еще не кончилась - это настоящий рай... Об этом немного есть в повести "ЛЧК", но там вмешивался ледяной "ветер с Мурмана". Я усмирял его пламенем очага в подвале, и питием пустырника. Что могли пить мои подвальные герои, не водку же! Пустырник на чистом спирте. И город проваливается в конце, но... в озеро чистейшей прозрачной воды. Может ли быть лучший безболезненный конец?.. Мирная утопия. И герой обязательно найдет своего кота, такой зверь пропасть не может.

Из «Записок художника»

На чем мы разошлись с учителем моим, советы которого по живописи я почти десять лет выслушивал, и, хотя не всегда соглашался, но каждое слово запомнил? Он предлагал мне усложнять задачу - то есть, к примеру, в натюрморте взять вещей побольше и утрясти их отношения, включить в фон пейзаж… Кстати, к этому я пришел сам, но через много лет, включая в натюрморты свою живопись как полноправный объект. Но тогда я хотел, опираясь на простые вещи, немногие, биться за бОльшую выразительность, то есть, внешне не усложнять, а упрощать... То же не раз и в прозе возникало как противоречие мимолетного желания и устойчивого внутреннего состояния, которое не так просто свернуть... Я начал с очень коротких рассказов, потом стремился расширить, усложнить, чтобы побольше слов, образов, описаний, и вообще словесного потока, который где-то в глубине все-таки всегда мусором считал... Но было желание покрупней да повесомей, а потом понял окончательно - потоки многословия - не моё, лучше два-три слова, но настолько к месту, чтобы как цвет пятна на хорошей картинке - ни туда на грамм, ни сюда... ни пиксель влево, ни вправо... Сейчас я понимаю, в чем причина расхождений: он, тонкий, изысканный художник, а я по натуре оказался не такой, не стремился к изощренности и тонкости, - мне хотелось сильней писать, а он был более сдержан. Мы оба не любили всех этих сикейросов за постоянный крик, но он не любил сильней, а я, все-таки, стремился стать чуть громче... И это оказалось решающим, ведь я уже был взрослый мальчик, давно за сорок, и мог на своем настоять. В результате я много потерял, но пустился в собственное плавание. И до сих пор не знаю, был ли тот момент своевременным, или надо было раньше, или позже... Тонкие различия порой оказываются решающими в сложных отношениях, и невозможно сказать, кто прав. Вообще, отношения учителя и ученика - достойная тема для романа, но я не мастер "романной плоти", крупные вещи составляю из перетекающих новелл.