Арто

............. Пес из одноименного рассказика. Сам рассказ где-то напечатан, не помню, где. Через жизнь прошло столько живых существ, что устаешь от незаслуженной почтивечности: они уходят и уходят, а ты все живешь и живешь...

Путница

Кажется, обратной стороной кисти нацарапано... ................. И пока всё

временное

Во снах мы говорим, достигая синтеза изображения и слова, во всяком случае, ближе, чем наяву. Но только для себя. Разговоры в снах - только обозначения образов снов и ощущений снов, самые необходимые, заполняющие некие пустоты смысла, выстраивающие порядок внутреннего зрения и прочих ощущений. Наяву говорим и особенно пишем - под гнетом "быть понятым", значит - "быть понятным". Хотя бы немногими. Это угнетает самовыражение. До снов прозе не дорасти. Но есть направление, с тонким балансом на грани внутреннего и внешнего понимания. Оттого фразы с брошенными концами, рассказики с обрывами приобретают особое значение. Вовремя поставить точку - начальная стадия понимания, вовремя оборвать фразу - путь дальше. Чтобы внутренний разговор стал прозой, живой и "индуцирующей" путь читателя.

информация

Юрий Александрович Кувалдин напечатал мои "Записки художника" в своем журнале "Наша улица": http://nashaulitsa.narod.ru/dan-zapiski.htm Там же заметки Анастасии Бабичевой о "Перебежчике" и "Монологе о пути". http://nashaulitsa.narod.ru/babicheva-dan.htm Насте благодарен за мужество - "Перебежчика" еще можно прочитать, а вот "Монолог"... Мало кто дочитал до конца, я уверен, а она - дочитала. Читать текст с начатыми и брошенными на полдороги фразами нелегко 🙂 Тем более - занудство абсолютного интроверта. Но у меня эта книга на особом счету, и я рад, что она умно прочитана.

еще

Благодаря Юрию Александровичу Кувалдину, полсотни моих фотонатюрмортов стали доступны для обозрения в Интернете, это почти вся выставка в Серпуховском художественном музее (май 2009г) И скачать можно за несколько минут. http://nashaulitsa.narod.ru/danmarkovich.pps

более чем не выставочное

............. Девочка - моя тетя, которая умерла сто лет тому назад от аппендицита. Это никому, кроме меня, уже не интересно, я о другом хотел сказать. Можно ничего не читать и даже почти не думать, во всяком случае, ничего сложного, но просто внимательно и чутко смотреть: таким образом создается и проясняется атмосфера жизни.