Рейнеки


………….
Я ему чертовски надоел, не может дождаться, когда уйду!.. Каждый день приходит навестить свою кошку и котят, а я ему мешаю. Кажется, он понял, почему я против: условие — наших не бить! Сдерживается теперь. Правда, не знаю, кто сильней повлиял — я или Борис.

Борис у дома


……………………
Сегодня пришел Борис, у него большая территория, и он не каждый день у нас. Но если он с утра маячит под окнами, я за Хокусая спокоен, в обиду не даст.

Воля Хокусая


…………….
Наконец камни теплые, и можно отдохнуть, пока поблизости нет врагов… А их достаточно у молодого кота. Но есть и друзья, например, Султан, Борис… Отгонят от дома самых свирепых захватчиков.
Нелегко дается новая жизнь. Но пришла пора бороться: нужно, чтобы коты и кошки поверили — есть такой новый кот.
Нет другого пути, не превращать же зверя в диванную подушку. Можно только незаметно помогать, и чертыхаться на эволюцию и выживание приспособленных…

временное

Что меня всегда поражало в Эстонии, где я родился — способность совершенно ничтожные результаты, будь то фотографии, тексты, картинки, статьи, книги… преподносить таким образом, будто дешевую карамельку заворачивать в блестящие бумажки… — при этом надуваться, словно мировое открытие сделано, говорить — цедить слова, медленно и веско, пыхтеть, глубокомысленно морщить лоб…
Над этим едко смеялся еще мой первый учитель, биохимик Мартинсон, который был учеником выдающейся научной школы физиологов и биохимиков, начиная с Павлова и Ненцкого — и при этом прост в разговоре, никогда ничего из себя не корчил, помогал студентам материально, сам ставил опыты, в поношенном синем халатике, который притащил из Ленинграда в Тарту…
Перед самой смертью он успел нескольких своих студентов вытолкнуть из этой обветшалой обители в большие российские города, где была наука и совсем другие люди, другой масштаб науки. И когда я увидел их, то понял, откуда он сам взялся, а он казался нам чудом, можно сказать, пришельцем…
После его смерти в Тарту биохимику было делать нечего, пришли мелкие люди и ничтожные задачи принесли с собой.
…………..

та самая Жучка…


………………..
Через много лет нашел в новых поколениях точную копию той первой дикой кошки Жучки, с которой, и с кота Феликса, началась вся история котов и кошек на пятачке вокруг трех домов — 8,9 и 10-го. О людях и зверях, населяющих этот треугольник написаны повести — «ЛЧК», «Остров», «Жасмин», «Последний дом» (от 1886 до 2002 года).
Жучка не подпускала к себе людей на расстояние меньше 8-10 метров. Сколько прошло поколений, мне трудно сказать, но эта кошка такая же дикая, разве что расстояние сократилось — до 4-5 метров.

Кошки для Букера

Название хорошее, и рецензия доброжелательная.
http://newlit.ru/~babicheva/3774.html
Вообще делю все отзывы и рецензии на доброжелательные и не очень. Ну, не имеют они другого значения. Не станет же нормальный автор «исправлять ошибки», «учитывать замечания»… А доброжелательность автору бывает нужна. Иногда, порой…
Тем более, кошке. Может, даже приятней, чем автору.